Logo

Храм Рождества Пресвятой Богородицы (при Санктпетербургской государственной консерватории имени Николая Андреевича Римского-Корсакова)

Вопрос:

11.06.2010
Алёна

Когда необходимы сорокоусты, а когда можно (и нужно) ограничиться запиской о здравии или упокоении?

На конкретной ситуации: человек едет в отпуск, просит заказать ему сорокоуст (о здравии). Но ведь он отправляется не через Тихий океан на шлюпке! Как поступать в подобных случаях, если понимаешь, что сорокоусты и записочки становятся своеобразным задобрением «злого божка»? Разъясните, пожалуйста, чем различаются эти молитвы, кроме как длительностью.

Ответ:

Изначально сорокоуст (также сорокоустіе, от среднегреч. σαρακοστή — «четыредесятница») есть молитвенное поминовение новопреставленных на Божественной Литургии (преимущественно, в чине проскомидии), когда ежедневно в течение именно сорока дней, из пятой служебной просфоры («О памяти и оставлении грехов…») вынимается частичка вместе с произнесением краткой молитвы „Помяни, Господи, новопреставленнаго раба Твоего/рабу Твою (имя)“. Это слово с греческого τὸ σαρανταλείτουργον буквально можно перевести как «сороколитургийник». Именно потому, что сорокоуст неразрывно связан с ежедневным служением Божественной Литургии, во время Великого поста, когда полная Божественная Литургия нормативно совершается только по субботним и воскресным дням, «сороколитургийного» поминовения не бывает.

В теперешней практике Русской Православной Церкви сорокоусты заказывают не только по новопреставленным, но также по тяжело больным или находящимся в разного рода чрезвычайных ситуациях и обстоятельствах («во обстоянии сущих») христианах, чтобы в ежедневном церковном (то есть — соборном, совместном) молитвенном поминовении поддержать страждущих.

Что же касается предложенной Вами, Алёна, ситуации, то я не вижу здесь повода для сорокоустного поминовения «о здравии»: человек ведь не болен, собирается отдыхать. В такого рода случаях я рекомендовал бы отправляющемуся в отпуск самому пойти в храм и заказать молебен о путешествующем, а также попросить своих близких поминать его как путешествующего на всё время отпуска.

Но Вы правы: такое предусмотрительно-избыточное «благочестие» и впрямь попахивает тенденцией превращения христианства в примитивное язычество.

* * *

Сегодня в разного рода изданиях (в т. ч. в электронных, размещённых в интернете) можно встретить широко тиражируемое утверждение, что о традиции сорокоуста нам сообщает святитель Симеон, архиепископ Солунский (Фессалоникийский). При этом часто приводится следующая цитата (без ссылки на сочинение святителя): «сорокоусты совершаются в воспоминание Вознесения Господня, случившегося в сороковой день после Воскресения…». Но здесь неверно переведён ключевой термин (топик) высказывания, ибо в этом случае у святителя речь идёт не о сорокоусте (τὸ σαρανταλείτουργον — сравнительно позднее словообразование), а о сороковом дне поминовения усопших, или о «сороковинах» (τὰ τεσσαρακοστά)1. Цитата эта взята из трактата «О кончине нашей, и о священном чине погребения, и о бываемых по обычаю поминовениях» (глава «Почему [совершаются] третины, девятины и сороковины, и прочие поминовения»). В греческом оригинале значится следующее:

Τὰ τεσσαρακοστά δε, διὰ τὴν τοῦ Σωτῆρος ἀνάληψιν, μετὰ τὴν ἀνάστασιν ἐν ταύτῃ γεγενημένην, ὡς ἂν καὶ αὐτὸς τότε ἀναστάς, ὥσπερ ἀναληφθῇ ἁρπαγεὶς ἐν νεφέλαις, καὶ προσυπαντήσῃ τῷ κριτῇ, καὶ οὕτω συνὼν εἴη πάντοτε τῷ Κυρίῳ.

Patrologia Graeca, vol. 155, col. 692

Сороковины же [совершаются] ради вознесения Спасителя, произшедшего после [Его] воскресения в этот же [сороковой] день, чтобы и сам [умерший], восстав тогда [из гроба], был как бы вознесён, будучи восхищенным на облаках, и встретился бы с Судиёй, и таким образом всегда был бы вместе с Богом (ср. 1 Фесс 4: 16–17).

Однако в этом же своём творении (в главе «Почему за [новопреставленного] усопшего [совершается] только двенадцать поклонов» архиепископ Симеон пишет как раз о том, что наиболее важным для душ новопреставленных является ежедневное, особенно в течение первых сорока дней, принесение Бескровной Жертвы на Божественной Литургии. В следующей небольшой главе, в качестве подтверждения этой мысли, автор приводит свидетельство другого святителя — Григория Двоеслова, папы Римского:

ΚΕΦΑΛ. ΤΟʹ. Ὅπως τοῖς κεκοιμημένοις ἐπωφελὴς ὑπὲρ πάντα ἡ ἱερωτάτη θυσία Глава 370. Почему для усопших полезнее всего Священнейшая Жертва
Ἐπεὶ καὶ τις τῶν ἁγίων Πατέρων, Γρηγόριος δὲ οὗτος ὁ Ῥώμης, ὁ καὶ τὸν διάλογον ἐκθέμενος, ἀδελφόν τινα λέλυκε τῆς κολάσεως, ἐν τεσσαράκοντα προσφέρων ἡμέρας ὑπὲρ αὐτοῦ. Ὅτι δὲ ἡ θυσία αὔτη λυσιτελεστάτη πολλοῖς, καὶ δεσμῶν λύουσα καὶ θανάτου, δῆλον ἐκ πολλῶν προβάντων σημείων καὶ ἀναγράπτων ὄντων.

Ibidem, col. 688

Потому что и один из святых Отцов — Григорий, а именно [папа] Римский, который и написал «Диалог[и]», — избавил некоего брата от мучения, в течение сорока дней принося за него [Евхаристическую Жертву]. Что же касается того, что Жертвоприношение это наиболее целесообразно для многих, и что оно разрешает даже от уз смерти — [это] очевидно из многих произошедших и записанных знамений2.

Наконец, в заключительной главе своего труда об уходе христианина из міра сего («Почему мы ежегодно отмечаем память преставившихся») святитель Симеон ещё раз настоятельно призывает всякого верного, кто действительно любит своих усопших близких, усердно совершать в их память Бескровное Жертвоприношение (ἡ ἀναίμακτος θυσία):

Ἡ γὰρ ἐπὶ τῇ φρικτῇ θυσίᾳ μερίς, καὶ ἡ ἐπὶ ταύτῃ τοῦ ἀπελθόντος ἀνάμνησις, τῷ Θεῷ τοῦτον ἑνοῖ, καὶ ἀοράτως μετέχειν αὐτοῦ παρέχει καὶ κοινωνεῖν.

Ibidem, col. 693

Ибо [вынутая] на Страшном Жертвоприношении частица и поминовение на нём преставленного соединяет его с Богом, и невидимо [для нас] делает его причастником и общником [Христа].

Подробнее о сорокоусте см.: Афанасий (Сахаров), еп. О поминовении усопших по уставу Православной Церкви. Спб.: Сатисъ, 1999. Глава ІІ. С. 56–57.

Примечания:

1 По-видимому, этот неточный перевод впервые был предложен в сочинении архиепископа Вениамина (Краснопевкова-Румовского) «Новая Скрижаль». Спб., 18031. Часть 4. Глава XXIII. § 2.

2 Здесь следует уточнить, что в книге IV своего сочинения «Собеседования о жизни италийских отцов и о бессмертии души» (Dialogi), в главе 55-й, под названием «Что может принести пользу душам умерших? — О пресвитере Центумцелленском и о душе монаха Иуста», святитель Григорий действительно повествует о случае облегчения посмертной участи некоего монаха Иуста после принесения за него Спасительной Жертвы наместником монастыря, но в течение тридцати, а не сорока дней подряд. Явившись во сне своему родному брату, Иуст сказал так: „Доселе худо было мне, а теперь уже я благополучен, ибо сегодня получил приобщение“.