начало спасения

Как непросто воспитать хотя бы одного ребёнка, передав ему всё самое лучшее, привив вкус к свободному и ответственному деланию, научив его высшему нравственному Закону, чтобы в итоге он смог стать достойным человеком! А если речь идёт о воспитании целого народа?.. Но именно это задумал наш Творец и Господь, когда четыре тысячи лет тому назад Он избрал Аврама Халдеянина, чтобы произвести от него новый, особый народ — богоизбранный. И понадобилось два тысячелетия или сорок человеческих поколений, чтобы в среде этого народа наконец родилась та единственная наследница Авраама — Мария Иоакимова, — которая в своей любви и преданности Господу стала венцом праведности и благочестия всего народа израильского, а значит была в высшей степени достойна стать Матерью Единородного Сына Божьего — Богородительницей.

преп. Андрей (Рублев). Благовещение (фрагмент иконы)

Исчерпав до дна все добродетели Ветхого Завета, Любовь Марии к Творцу достигла таких вершин, которые остались недосягаемыми ни для кого из людей — ни прежде, ни после Неё живших. В своём непрестанном духовном совершенствовании она возвысилась до такой степени, что стала ближе к Богу, чем окружающие Его Престол высшие ангельские существа — херувимы и серафимы. Вместе с тем она ни в малейшей степени не возгордилась, навсегда оставшись лучшим воплощением простоты, кротости и смирения. Вот почему Господь избрал именно её в Матери для земного рождения Своего Сына. Так Бог ответил на великую Любовь Марии к Нему.

Воплощение в человеческом теле на земле нашего Бога и Спасителя от зла было предопределено ещё до создания мiра, на предвечном Совете Святой Троицы. И отпуская наших далёких прародителей в земное бытие после их добровольного отпадения от Благодати, наш Создатель произнёс пророчество о рождении Победителя смерти и ада от потомства Евы. И вот настал час, и к лучшей из всех дочерей Израиля — юной Марии, — жившей тогда в небольшом палестинском городе Назарете Галилейском, был послан Божий вестник, чтобы сообщить ей о предстоящей великой миссии и получить её согласие на волю Творца:

Днесь спасения нашего главизна,/
и еже от века таинства явление:/
Сын Божий Сын Девы бывает,/
и Гавриил благодать благовествует./
Темже и мы с ним Богородице возопиим:/
радуйся, Благодатная,//
Господь с Тобою.

Ныне начало нашего спасения
и открытие [его] предвечной тайны:
Сын Бога становится Сыном Девы,
и [эту таинственную] благодать возвещает [Деве архангел] Гавриил.
Поэтому и мы вместе с ним воскликнем Богородице:
„Благодатная, радуйся:
с Тобой [пребывает Сам] Господь!“

Итак, в праздник Благовещения Пресвятой Богородицы мы вспоминаем начало Божией миссии по спасению человека, выразившемся в этом тихом ответе Марии Господу: „Да будет так“. Но в чём же тогда выразилось завершение этой великой миссии? Где её конец?

А конец оказался совсем не похожим на начало, совершившееся в благостной тиши уединённой девической горницы родительского дома в Назарете. Спасение наше совершилось в шуме и сутолоке позорной публичной казни — на крестообразной виселице, водружённой на вершине Голгофы. И Мария своими глазами видела этот конец и слышала предсмертное слово нашего Спасителя и Своего Сына: „СОВЕРШИЛОСЬ!“.

В. Васнецов. Распятие (фрагмент мозаики на западном фасаде Спаса на Крови)