ПРОВОДНИК К НЕБЕСНЫМ ВЫСОТАМ

Летнее утро. Мы стоим у основания горы, вершина которой уходит в небо, теряясь в облаках. В лучах восходящего солнца гора прекрасна: её склоны поросли источающими пряный аромат хвойными кустарниками, разнообразными дикими цветами и сочными травами. Там и сям виднеются звериные и человеческие тропы, по которым очень хочется взобраться на эту дивную гору, чтобы с её высоты увидеть, как небеса поведают славу Божию, творение же рукý Его возвещает твердь (Пс 18: 1).

— Вперёд! — зову я моего спутника. — Заберёмся наверх. Там такая красота!

— Нельзя, — отвечает он. — У нас нет снаряжения, а главное — проводника. А без него здесь легко заблудиться или сорваться в ущелье.

Одним из самых опытных проводников на высоты духовного совершенства, богомыслия и созерцания славы Божией для множества монахов стал преподобный Иоанн Лествичник (VI–VII вв.). Это прозвище святой получил по названию своего главного аскетического труда — «Лествица Божественного восхождения» (славянское лéствица означает „лестница“). Сочинение Иоанна делится на 30 глав, каждая из которых соответствует определённой добродетели или пороку и рассматривается автором как ступень для постепенного восхождения по лестнице духовно-нравственного самосовершенствования.

Лествица преподобного Иоанна. Византийская миниатюра XI в.

Лествица преподобного Иоанна
византийская миниатюра XI в.

Чьё бы то ни было истинное богопочитание — православие — никогда не окажется истинным, правильным, без строгого и внимательного отношения к самому себе, ибо —

Что же ты смотришь на соринку в глазу брата твоего, а в своём глазу бревна не замечаешь! Или как скажешь брату твоему „давай, я выну соринку из глаза твоего“, когда у тебя в глазу бревно? — Лицемер! Вынь прежде бревно из своего глаза, и тогда ясно увидишь, как вынуть соринку из глаза брата твоего. (Мф 7: 3–5)

К сожалению, некоторые христиане, не без гордости именующие себя православными (а особенно так называемые новоначальные, сравнительно недавно обратившиеся), подчас торопятся осуждать брата. Книгу, фильм, мероприятие, реплику, мнение, не пришедшиеся им по вкусу, они спешат обвинить в неправославности, нецерковности или даже в еретичности. И наблюдая эту ревность не по разуму, невольно задаёшься вопросом: „а судьи кто?“.

Кто ты сам, осуждающий чужого раба? — Он стоит или падает перед своим господином. И он будет поднят, ибо Господь в силах поднять его! (Рим 14: 4)

Вот почему существенной составляющей православия всегда была и остаётся аскетика — учение об аскезе, внутренней духовно-нравственной дисциплине, духовная практика самоорганизации в разумном воздержании и неустанном совершенствовании. Иоаннова же «Лествица» и по сей день остаётся одним из лучших руководств по христианской аскезе. Таким образом, православие — как истинное богопочитание — начинается не с рассмотрения чужих недостатков и ошибок, а с самовоспитания, с наведения порядка в доме своей души, с очищения от соринок своего глаза, потому что

Светильник тела есть око. Итак, если око твоё будет чисто, то всё тело твоё светло будет. Если же око твоё будет лукаво — всё тело твоё темно будет. Итак, если свет, который в тебе, есть тьма, то как же велика сила этой тьмы! (Мф 6: 22–23)