Logo  

© 2008—2017 «Nativitas.RU»

12plus

Патриархия.RU

Санкт-Петербургский церковный вестник

Радио Санкт-Петербургской митрополии «Град петров»

DoxoLogia—СлавоСловиЕ

Лига ВРЕМЯ

Храм Рождества Пресвятой Богородицы(при Санктпетербургской государственной консерватории
имени Николая Андреевича Римского-Корсакова)

Канон Великий
преп. Андрея Критскогоновый перевод

В течении нескольких лет во вторник первой недели Великого поста в домовом храме школы-интерната я читал для детей соответствующую часть Великого канона преп. Андрея Критского. С самого начала и мне, и воспитателям интерната было ясно, что церковнославянский перевод Канона — далеко не всегда и во всём ясный даже для взрослых — детям будет непонятен в гораздо более значительной мере, и многие его замечательные мысли и образы для их сознания останутся закрытыми. Поэтому было решено читать детям Канон в хорошем русском переводе. Были найдены и испробованы несколько разных версий, начиная с вариантов прот. М. Богословского, Е. Ловягина и Н. Кедрова вплоть до современных, но ни одна из них не оказалась вполне приемлемой для детско-юношеской храмовой аудитории. Тогда я решил обратиться к греческому подлиннику, и на его основании отредактировать перевод Е. Ловягина как наиболее точный по большей части.

В процессе работы несколько тропарей случайно оформились в поэтические строфы, и именно они показались наиболее удачными первым слушателям моих опытов. Надо сказать, что поначалу я противился этой невольной поэтизации текста покаянных тропарей, стремясь лишь к общей стройности речи и ясности мысли. Но как выяснилось впоследствии, именно это ритмическое (но безрифмовое) оформление в значительной мере помогает верному восприятию смысла. Обратившись к исследованиям1, я выяснил, что Канон в его греческом подлиннике — это и в самом деле средневековая византийская поэзия, и тропари преп. Андрея написаны так называемым антифонным силлабическим стихом.

Однако учитывая пробу М. Л. Гаспарова2, я отвег идею перевода-стилизации «в духе и по типу», так как следование этой поэтической форме (в общем, чуждой строю русской речи) неизбежно привело бы к потерям в содержании и точности передачи мысли. Поэтому я решил ограничиться традиционной и привычной русскому слуху ритмикой стиха ямбического.

И пусть оправданием этому предприятию послужит не только согласное одобрение всех первых читателей и слушателей моей попытки, но прежде всего известные высказывания святых Отцов Церкви —

святителя Григория Нисского:

Простой напев сплетается с божественными словами ради того, чтобы само звучание и движение голоса изъясняло скрытый смысл, стоящий за словами, каков бы он ни был. Такова приправа и к этой трапезе, как бы уснащающая сладостью яства поучений.

святителя Иоанна Златоустого:

Ничто так не возвышает душу, ничто так не окрыляет её, не удаляет от земли, не освобождает от телесных уз, не наставляет в философии и не помогает достигать полного презрения к житейским предметам, как согласная мелодия и управляемое ритмом божественное песнопение.

святителя Василия Великого:

Когда Дух Святой увидел упорство рода человеческого на пути к нравственному совершенству, а также наше полное пренебрежение жизнью праведной ради склонности к наслаждению, то что же Он сделал? — Он примешал к вероучительным положениям сладость мелодии, чтобы мы незаметно, в слушании приятном и безмятежном, воспринимали пользу от слов [вероучений]. Так лекари мудрые, давая пить особенно неприятные снадобья тем, кому они отвратительны, нередко обмазывают чашу [с лекарством] мёдом.3


Канон Великий, глас 6,во вторник первой седмицы Великого поста

русский перевод
прот. Виталия Головатенко

ПЕСНЬ 1

Ирмос:

Помощник и Покровитель бысть мне во спасение, Сей мой Бог, и прославлю Его, Бог отца моего, и вознесу Его: славно бо прославися.

ПЕСНЬ ПЕРВАЯ

Ирмóс:

Помощник мой и Покровитель — Бог;
Он стал моим спасением, Он — Бог мой
и Бог отцов моих: Его прославлю
и вознесу Его я, ибо Он
в Своих делах прославился преславно.

Припев4:

Помилуй мя, Боже, помилуй мя.

Припев:

Помилуй меня, Боже мой, помилуй!

Каиново прешед убийство, произволением бых убийца совести душевней, оживив плоть и воевав на ню лукавыми моими деяньми.

Убийцу Каина я превзошёл,
убив однажды собственную совесть:
я волю плоти дал — и душу погубил
порочными деяньями своими.

Авелеве, Иисусе, не уподобихся правде, дара Тебе приятна не принесох когда, ни деяния божественна, ни жертвы чистыя, ни жития непорочнаго.

На Авеля никак я не похож —
я Богу не принёс даров приятных,
ни дел благих, ни жертвы чистой,
ни жизни непорочной: горе мне!

Яко Каин и мы, душе окаянная, всех Содетелю деяния скверная, и жертву порочную, и непотребное житие принесохом вкупе: темже и осудихомся.

Как прежде Каин, бедная душа,
и мы с тобою Богу принесли
одни лишь богомерзкие деянья:
порочна жертва наша, жизнь — негодна,
поэтому и мы осуждены.

Брение Здатель живосоздав, вложил еси мне плоть и кости, и дыхание, и жизнь; но, о Творче мой, Избавителю мой и Судие,
кающася приими мя.

Создатель мой, Ты, глину оживив,
вложил в меня и плоть, и кости,
дыхание и жизнь — прими же ныне
меня в моём раскаяньи всецелом,
Творец мой, Искупитель и Судья!

Извещаю Ти, Спасе, грехи, яже содеях, и души и тела моего язвы, яже внутрь убийственнии помыслы разбойнически на мя возложиша.

Тебе, Спаситель мой, я открываю
содеянные мною прегрешенья, —
кровавые, глубокие раненья
души и тела. Их мне нанесли
убийственные помыслы мои.

Аще и согреших, Спасе, но вем, яко Человеколюбец еси, наказуеши милостивно и милосердствуеши тепле: слезяща зриши и притекаеши, яко отец, призывая блуднаго.

Я согрешил, Спаситель мой, но знаю:
меня Ты любишь! Даже наказуя,
Ты милостив и жалостен ко мне.
Моим слезам Ты внемлешь с состраданьем,
и, как Отец, спешишь ко мне навстречу
и обнимаешь блудного меня.

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу.

Пресущная Троице, во Единице покланяемая, возьми бремя от мене тяжкое греховное и, яко благоутробна, даждь ми слезы умиления.

Отцу и Сыну и Святому Духу — слава.

Сверхсущностная Троица, Которой
в Её единстве кланяемся мы, —
сними с меня грехов тяжёлых бремя,
и в тёплом сострадании Твоём
мне слёзы сокрушения пошли.

И ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Богородице, Надежде и Предстательство Тебе поющих, возьми бремя от мене тяжкое греховное и, яко Владычица Чистая, кающася приими мя.

И ныне, и всегда, и на века.
Аминь.

О, Богородица, надежда и защита
Тебя поющих, Ты сними с меня
ярмо моих тяжёлых прегрешений,
и, как Царица Чистая, прими
меня в моём сердечном покаяньи!

ПЕСНЬ 2

Ирмос:

Вонми, Небо, и возглаголю, и воспою Христа, от Девы плотию пришедшаго.

ПЕСНЬ ВТОРАЯ

Ирмос:

Внемлите, небеса, — я стану говорить,
и воспою Христа,
во плоти к нам пришедшего от Девы.

Сшиваше кожныя ризы грех мне, обнаживый мя первыя боготканныя одежды.

Грех в кожаный покров зашил меня,
лишив одежды первой, боготканной.

Обложен есмь одеянием студа, якоже листвием смоковным, во обличение моих самовластных страстей.

Позорные одежды я ношу,
как фиговые листья, обличая
своих страстей постыдных произвол.

Одеяхся в срамную ризу
и окровавленную студно течением страстнаго и любосластнаго живота.

Я нарядился в рваную хламиду,
запятнанную кровью от моей
всепохотливой, сладострастной жизни.

Впадох в страстную пагубу
и в вещественную тлю, и оттоле
до ныне враг мне досаждает.

И пагубе страстей поддался я,
и тленью плоти: оттого с тех пор
меня мой враг — диавол — угнетает.

Любовещное и любоименное житие нестяжанию5, Спасе, предпочет ныне, тяжким бременем обложен есмь.

Спаситель, вместо блага нестяжанья
я был наживы жаждой одержим,
и вот — тяжёлым бременем обложен...

Украсих плотский образ скверных помышлений различным обложением и осуждаюся.

В роскошные одежды самомнений
свой образ я, как куклу, нарядил —
и подвергаюсь самоосужденью.

Внешним прилежно благоукрашением единем попекохся, внутреннюю презрев Богообразную скинию.

Я украшал прилежно только тело,
и в суете о нём забыл про душу —
божественного образа обитель.

Погребох перваго образа доброту, Спасе, страстьми, юже, яко иногда драхму, взыскав, обрящи.

Покрыл я первообраза красу
смолой страстей; но Ты её, Спаситель, —
как прежде драхму, — разыскав, открой.

Согреших, якоже блудница, вопию Ти: един согреших Тебе, яко миро, приими, Спасе, и моя слезы.

Я согрешил! — взываю, как блудница, —
один я согрешил перед Тобой! —
и как Ты от блудницы принял миро,
так от меня прими, Спаситель, слёзы.

Очисти, якоже мытарь, вопию Ти, Спасе, очисти мя: никтоже бо сущих из Адама, якоже аз, согреших Тебе.

Спаситель мой, очисти и меня! —
как мытарь я молю Тебя, — очисти!
ибо никто из сыновей Адама
не согрешил перед Тобой, как я.

Слава:

Единаго Тя в Триех Лицех,
Бога всех пою,
Отца и Сына и Духа Святаго.

Отцу и Сыну и Святому Духу — слава.

Тебя, Единого в трёх Лицах, славлю —
Бога всех —
Отца и Сына и Святого Духа.

И ныне:

Пречистая Богородице Дево,
Едина Всепетая, моли прилежно,
во еже спастися нам.

И ныне, и всегда, и на века. Аминь.

Пречистая и Дева-Богоматерь,
одна Ты — воспеваемая всеми:
молись усердно о спасеньи нашем!

ПЕСНЬ 3

Ирмос:

Утверди, Господи, на камени заповедей Твоих подвигшееся сердце мое, яко Един Свят еси и Господь.

ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ

Ирмос:

На камне заповеданий Твоих
Ты укрепи нетвёрдое моё
и вновь поколебавшееся сердце —
ведь лишь один Ты Свят, и Ты — мой Бог.

Источник живота стяжах Тебе, смерти Низложителя, и вопию Ти от сердца моего прежде конца: согреших, очисти и спаси мя.

В Тебе, о Боже, смерти Укротитель,
обрёл источник Жизни я, и вот —
пока моя кончина не пришла —
из глубины души к Тебе взываю:
Я согрешил — очисти и спаси!

Согреших, Господи, согреших Тебе, очисти мя: несть бо иже кто согреши в человецех, егоже не превзыдох прегрешеньми.

Я согрешил, Господь, перед Тобой,
я согрешил, но Ты меня очисти.
Такого нет на свете человека,
Кто был бы грешен более, чем я.

При Нои, Спасе, блудствовавшия подражах, онех наследствовах осуждение в потопе погружения.

Спаситель, я так рьяно подражал
делам распутников во время Ноя,
что осуждён теперь я вместе с ними
в потопе погибать своих грехов.

Хама онаго, душе, отцеубийца подражавши, срама не покрыла еси искренняго, вспять зря возвратившися.

Отцеубийце Хаму подражая,
душа моя, ты не прикрыла стыд
у брата твоего, не отвернулась,
но наслаждалась ближнего позором.

Запаления, якоже Лот, бегай, душе моя, греха: бегай Содомы и Гоморры, бегай пламене всякаго безсловеснаго желания.

Душа моя, душа моя — как Лот,
беги скорей от пламени греха,
и как огня Содома и Гоморры,
остерегайся страсти неразумной.

Помилуй, Господи, помилуй мя, вопию Ти, егда приидеши со ангелы Твоими воздати всем по достоянию деяний.

Помилуй меня, Господи!, помилуй
в тот час, как в сонме ангелов прибудешь
достойное воздать нам по делам.

Слава:

Единице6 Простая, Несозданная, Безначальное Естество, в Троице певаемая Ипостасей, спаси ны, верою покланяющияся державе Твоей.

Отцу и Сыну и Святому Духу — слава.

Единица, Ты Сущностью проста,
Ты и не создана, и безначальна,
и в Троичности Лиц воспета Ты —
спаси нас, поклоняющихся с верой
непобедимой крепости Твоей!

И ныне:

От Отца безлетна Сына в лето, Богородительнице, неискусомужно родила еси, странное чудо, пребывши Дева доящи.

И ныне, и всегда, и на века. Аминь.

О чудо несказанное! — Ты Сына,
вне всех времён рождённого Отцом,
родив без мужа при конце времён,
вскормила грудью — и осталась Девой.

Песнь 4

Ирмос:

Услыша пророк пришествие Твое, Господи, и убояся, яко хощеши от Девы родитися и человеком явитися, и глаголаше: услышах слух Твой и убояхся, слава силе Твоей, Господи.

ПЕСНЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Ирмос:

Господь, пророк услышал о Твоём
пришествии — о том, что хочешь Ты
от Девы нам родиться, в мір явившись, —
и так сказал пророк: я слышал, Боже!
я слышал — и объят великим страхом:
да славится могущество Твоё!

Бди, о душе моя, изрядствуй, якоже древле великий в патриарсех, да стяжеши деяние с разумом, да будеши ум, зряй Бога, и достигнеши незаходящий мрак в видении, и будеши великий купец.

Будь бдительна, душа моя, дерзай,
как величайший патриарх Иаков,
чтобы дела твои разумны были,
чтоб обрела ты разум, зрящий Бога,
и в созерцании смогла достигнуть
до Мрака неприступного Его,
стяжав себе духовное богатство.

Дванадесять патриархов великий в патриарсех детотворив, тайно утверди тебе лествицу деятельнаго, душе моя, восхождения: дети, яко основания, степени, яко восхождения, премудренно подложив.

Иаков — величайший патриарх —
произрастив двенадцать патриархов,
таинственно тебе, душа, создал
для восхожденья лестницу, премудро
расположив потомков — как ступени,
шаги по ним — как восхожденье ввысь.

Исава возненавиденнаго подражала еси, душе, отдала еси прелестнику твоему первыя доброты первенство и отеческия молитвы отпала еси, и дважды поползнулася еси, окаянная, деянием и разумом: темже ныне покайся.

Лишь богоненавистному Исаву
ты подражала, о душа моя,
когда врагу ты отдала своей
красы первоначальной первородство,
лишившись тем Отца благословенья;
несчастная, ты обманулась дважды —
и помыслом, и действием: покайся!

Едом Исав наречеся, крайняго ради женонеистовнаго смешения: невоздержанием бо присно разжигаем и сластьми оскверняем, Едом именовася, еже глаголется разжжение души любогреховныя.

За похотливость крайнюю свою
Исав однажды прозван был Едомом:
всегда невоздержаньем распаляем,
он осквернялся сластолюбной страстью.
Едомом он был назван; это значит —
разжжение души грехолюбивой.

Иова на гноищи слышавши, о душе моя, оправдавшагося, того мужеству не поревновала еси, твердаго не имела еси предложения во всех, яже веси, и имиже искусилася еси, но явилася еси нетерпелива.

Про Иова ты слышала, душа,
на гноище оправданного Богом, —
но мужества его ты не стяжала;
ни в том, что ты познала, что узрела,
ни в том, в чём испытанию подверглась —
нигде ты не явила твёрдость воли,
а только слабость и нетерпеливость.

Иже первее на престоле, наг ныне на гноище гноен, многий в чадех и славный, безчаден и бездомок напрасно: палату убо гноище и бисерие струпы вменяше.

Ещё вчера сидевший на престоле —
теперь нагой и язвами покрытый
на смрадной куче мусора сидит;
прославленный глава большого рода
внезапно стал бездетным и бездомным…
Но он считает гноище — чертогом,
а язвы от проказы — жемчугами!

Слава:

Нераздельное Существом, Неслитное Лицы богословлю Тя, Троическое Едино Божество, яко Единоцарственное и Сопрестольное, вопию Ти песнь великую, в вышних трегубо песнословимую.

Отцу и Сыну и Святому Духу — слава.

Неразделяемое в Существе
но разделённое на Ипостаси
Едино-Тройственное Божество! —
Единоцарственным и сопрестольным
Тебя я богословлю, и Тебе
великую провозглашаю песнь,
трикратно воспеваемую в Небе.

И ныне:

И раждаеши, и девствуеши, и пребываеши обоюду естеством Дева, Рождейся обновляет законы естества, утроба же раждает нераждающая. Бог идеже хощет, побеждается естества чин: творит бо, елика хощет.

И ныне, и всегда, и на века. Аминь.

Рождаешь Ты — и девственность хранишь,
и остаёшься Девою навеки.
Тобой Рождённый обновляет прежний
порядок естества — и вот, без мужа
девическое чрево тяжелеет:
Бог естества порядок нарушает,
когда великий замысел творит.

ПЕСНЬ 5

Ирмос:

От нощи утренююща, Человеколюбче, просвети, молюся, и настави и мене на повеления Твоя, и научи мя, Спасе, творити волю Твою.

ПЕСНЬ ПЯТАЯ

Ирмос:

Молю Тебя, о, Человеколюбец:
Ты просвети меня, восставшего от сна,
веди путём Твоих благих велений
и научи меня, Спаситель мой,
всегда творить Твою святую волю.

Моисеов слышала еси ковчежец, душе, водами, волнами носим речными, яко в чертозе древле бегающий дела, горькаго совета фараонитска.

Слыхала ты, душа, как Моисей
в младенчестве — в корзинке, как в ковчеге,
был волнами речными уносим,
избегнув приговора фараона?

Аще бабы слышала еси, убивающия иногда безвозрастное мужеское, душе окаянная, целомудрия деяние, ныне, яко великий Моисей, сси премудрость.

И если, окаянная душа,
ты слышала о хитрости премудрой
тех повитух, которым фараон
велел мертвить всех мальчиков еврейских —
то ныне, как великий Моисей,
питайся лишь премудростью единой.

Яко Моисей великий египтянина, ума, уязвивши, окаянная, не убила еси, душе; и како вселишися, глаголи, в пустыню страстей покаянием?

Как Моисей египтянина — насмерть,
не сокрушала ты, душа моя,
своих пустых мечтаний. Как же ты
желаешь ныне избегать страстей
без сокрушенья и без покаянья?

В пустыню вселися великий Моисей; гряди убо, подражай того житие,
да и в купине Богоявления, душе, в видении будеши.

В пустыню удалился Моисей —
иди ж и ты, душа, вослед за ним,
чтоб тайно созерцать явленье Бога
в огне неопалимой купины.

Моисеов жезл воображай, душе, ударяющий море и огустевающий глубину, во образ Креста Божественнаго: имже можеши и ты великая совершити.

Пусть моисеев жезл, пучину моря
одним ударом претворивший в твердь,
в тебе, душа, запечатлеет образ
Креста Святого, чтобы силой крестной
великое и ты смогла свершить.

Аарон приношаше огнь Богу непорочный, нелестный; но Офни и Финеес, яко ты, душе, приношаху чуждее Богу, оскверненное житие.

Для Бога Аарон первосвященник
огонь отменно чистый приносил,
а вот жрецы7 Офни и Финеес
преподносили — как и ты, душа, —
лишь скверный и порочный образ жизни.

Слава:

Тя, Троице, славим Единаго Бога: Свят, Свят, Свят еси, Отче, Сыне и Душе, Простое Существо, Единице присно покланяемая.

Отцу и Сыну и Святому Духу — слава.

Тебя мы Триединым Богом славим:
Святый, Святый, Святый Отец-Сын-Дух —
Единица, простая Существом,
Которой поклоняемся вовеки.

И ныне:

Из Тебе облечеся в мое смешение, нетленная, безмужная Мати Дево, Бог, создавый веки, и соедини Себе человеческое естество.

И ныне, и всегда, и на века. Аминь.

Безмужняя, Святая Матерь-Дева,
в Тебе Создатель жизни нашей — Бог —
облёкся в нашу плоть, соединяя
с Божественным людское естество.

ПЕСНЬ 6

Ирмос:

Возопих всем сердцем моим к щедрому Богу, и услыша мя от ада преисподняго, и возведе от тли живот мой.

ПЕСНЬ ШЕСТАЯ

Ирмос:

Всем существом моим из бездны ада
я к Богу милосердному воззвал —
и Он с высот небес меня услышал
и спас от мрака смерти жизнь мою.

Волны, Спасе, прегрешений моих, яко в мори Чермнем возвращающеся, покрыша мя внезапу, яко египтяны иногда и тристаты.

Волна моих, Спаситель, прегрешений,
вдруг на меня обрушилась, вернувшись,
как воды моря Красного, когда
погибло в них всё войско фараона.

Неразумное, душе, произволение имела еси, яко прежде Израиль: Божественныя бо манны предсудила еси безсловесно любосластное страстей объядение.

Твой выбор неразумен был, душа:
ведь, как Израиль древний, безрассудно
божественной ты манне предпочла
обжорство похотливыми страстями.

Кладенцы, душе, предпочла еси хананейских мыслей паче жилы камене, из негоже премудрости река, яко чаша, проливает токи богословия.

Колодцы измышлений хананейских
ты выбрала, душа, а не источник
из той скалы, где Божия Премудрость
струит нам богословия поток.

Свиная мяса и котлы и египетскую пищу, паче небесныя, предсудила еси, душе моя, якоже древле неразумнии людие в пустыни.

Свинину, и котлы, и снедь египтян
ты предпочла, душа, небесной пище,
как люди неразумные в пустыне.

Яко удари Моисей, раб Твой, жезлом камень, образно животворивая ребра Твоя прообразоваше, из нихже вси питие жизни, Спасе, почерпаем.

Когда слуга Твой Моисей ударил
жезлом скалу, Спаситель, — он явил нам
Твоих животворящих рёбер образ:
из них теперь мы Воду Жизни пьём.

Испытай, душе, и смотряй, якоже Иисус Навин, обетования землю, какова есть, и вселися в ню благозаконием.

Исследуй же, душа, и рассмотри,
как Иисус Навин когда-то, землю
обетованную — какая есть? —
и поселись на ней благозаконно.

Слава:

Троица есмь Проста, Нераздельна, раздельна Личне и Единица есмь естеством соединена, Отец глаголет, и Сын, и Божественный Дух.

Отцу и Сыну и Святому Духу — слава.

Я Троица — проста, неразделима
и разделяемая в Лицах Сущность;
Единица — три Сущности простых,
соединённых естеством в Одно, —
так о Себе нам Троица глаголет:
Отец и Сын и Дух Животворящий.

И ныне:

Утроба Твоя Бога нам роди, воображена по нам: Егоже, яко Создателя всех, моли, Богородице, да молитвами Твоими оправдимся.

И ныне, и всегда, и на века. Аминь.

Твоя утроба родила нам Бога,
во плоти уподобленного нам,
но, как Творца, моли Его, чтоб мы
молитвами Твоими оправдались.

Кондак, глас 6:

Душе моя, душе моя,
востани, что спиши?
конец приближается,
и имаши смутитися:
воспряни убо,
да пощадит тя Христос Бог,
везде сый и вся исполняяй.

Кондáк:

Душа моя, душа моя,
ну что ты спишь? — восстань!
Конец уж близок,
скоро ты смутишься:
воспрянь, трезвись —
да пощадит тебя
повсюду пребывающий
и всё преисполняющий Христос, твой Бог!

ПЕСНЬ 7

Ирмос:

Согрешихом, беззаконновахом, неправдовахом пред Тобою, ниже соблюдохом, ниже сотворихом, якоже заповедал еси нам; но не предаждь нас до конца, отцев Боже.

ПЕСНЬ СЕДЬМАЯ

Ирмос:

Грешили мы и жили беззаконно,
неправду совершали пред Тобой,
не соблюдали и не исполняли
Твоих святых велений мы, но Ты
не отвернись от нас, Создатель наш!

Кивот яко ношашеся на колеснице, Зан оный, егда превращшуся тельцу, точию коснуся, Божиим искусися гневом; но того дерзновения убежавши, душе, почитай Божественная честне.

Когда Святой Ковчег на колеснице
перевозили в град Давида — Оза,
рукой своей коснувшийся Ковчега,
был Божьим гневом поражён, — подобной
остерегайся дерзости, душа,
и благолепно почитай Святыни.

Слышала еси Авессалома, како на естество воста? Познала еси того скверная деяния, имиже оскверни ложе Давида отца; но ты подражала еси того страстная и любосластная стремления.

А об Авессаломе ты слыхала,
что против естества восстал, душа?
Ты знала, как своим проклятым делом
он осквернил родительское ложе —
но зная, подражала ты ему
и похоти его порывам страстным.

Покорила еси неработное твое достоинство телу твоему, иного бо Ахитофела обретше врага, душе, снизшла еси сего советом; но сия разсыпа Сам Христос, да ты всяко спасешися.

Душа, ты продала свою свободу,
рабыней став у собственного тела;
ты в сатане нашла Ахитофела
и, как Авессалом, его советы
прилежно исполняла — но Христос
рассеял их, чтоб ты могла спастись.

Соломон чудный и благодати премудрости исполненный, сей лукавое иногда пред Богом сотворив, отступи от Него; емуже ты проклятым твоим житием, душе, уподобилася еси.

Был дивен Соломон, и благодатной
премудрости исполнен, но однажды
отпал от Бога, зло пред Ним содеяв.
Своей проклятой жизнью ты, душа,
сверх меры уподобилась ему.

Сластьми влеком страстей своих, оскверняшеся, увы мне, рачитель премудрости, рачитель блудных жен и странен от Бога: егоже ты подражала еси умом, о душе, сладострастьми скверными.

Влекомый похотью, он осквернялся,
и стал любитель мудрости — увы! —
любителем блудниц, и Богу чуждым.
Ему, душа, постыдным сладострастьем
ты подражала в помыслах своих.

Ровоаму поревновала еси, не послушавшему совета отча,
купно же и злейшему рабу Иеровоаму, прежнему отступнику, душе, но бегай подражания и зови Богу:
согреших, ущедри мя.

С усердием старалась ты, душа,
примеру Ровоама подражать,
который презирал советы старцев,
а вместе с ним — и Иеровоаму,
мятежнику и подлому рабу.
Так отрекись от этих подражаний,
взмолись Творцу: я согрешила, сжалься!

Слава:

Троице Простая, Нераздельная, Единосущная и Естество Едино, Светове и Свет, и Свята Три, и Едино Свято поется Бог Троица; но воспой, прослави Живот и Животы, душе, всех Бога.

Отцу и Сыну и Святому Духу — слава.

Ты, Троица, — проста, неразделима,
свята, единосущна и едина —
Светá и Свет, Одно и Три — всё Свято, —
так славится наш Триединый Бог.
Воспой и ты, душа, и прославляй
и Жизнь, и Жизни — Бога всех живых.

И ныне:

Поем Тя, благословим Тя, покланяемся Ти, Богородительнице, яко Неразлучныя Троицы породила еси Единаго Христа Бога и Сама отверзла еси нам, сущим на земли, Небесная.

И ныне, и всегда, и на века. Аминь.

Поём Тебя, благословим Тебя,
Тебе мы поклоняемся, Святая
Богородительница, ибо Ты
произвела единственного Сына
и Бога Троицы неразделимой —
и Небо отворила нам, земным.

ПЕСНЬ 8

Ирмос:

Егоже воинства Небесная славят, и трепещут херувими и серафими, всяко дыхание и тварь, пойте, благословите и превозносите во вся веки.

ПЕСНЬ ВОСЬМАЯ

Ирмос:

Кто славим вечно воинством небес,
пред Кем трепещут в страхе херувимы
и серафимы грозные — Того
все существа земные, всё творенье
и воспевайте, и благословляйте,
превознося Его из века в век.

Ты Озии, душе, поревновавши, сего прокажение в себе стяжала еси сугубо: безместная бо мыслиши, беззаконная же дееши; остави, яже имаши, и притецы к покаянию.

Озии ты усердно подражала —
теперь, душа, в себе двойную носишь
его проказу, ибо глупо мыслишь,
а после — беззаконное творишь.
Брось это, и прибегни к покаянью.

Ниневитяны, душе, слышала еси кающияся Богу, вретищем и пепелом, сих не подражала еси, но явилася еси злейшая всех, прежде закона
и по законе прегрешивших.

Ты слышала, душа, про ниневитян,
покаявшихся в прахе перед Богом —
но покаянью их не подражала,
а стала ты упрямейшей из всех,
кто на земле когда-то заблуждался.

В рове блата слышала еси Иеремию, душе, града Сионя рыданьми вопиюща и слез ищуща: подражай сего плачевное житие и спасешися.

Слыхала ты и об Иеремии,
что в яме с нечистотами кричал,
скорбя о горькой участи Сиона
и слёз прося. Пророка скорбной жизни
ты подражай, душа, — тогда спасёшься.

Иона в Фарсис побеже, проразумев обращение ниневитянов, разуме бо, яко пророк, Божие благоутробие: темже ревноваше пророчеству не солгатися.

В Фарсис пророк Иона удалился,
провидя покаянье ниневитян —
он знал, что милосерден Бог, но помнил:
пророчество не может не свершиться.

Даниила в рове слышала еси, како загради уста, о душе, зверей; уведела еси, како отроцы, иже о Азарии, погасиша верою пещи пламень горящий.

Ты слышала, душа, о Данииле,
который укротил свирепых львов;
ты помнишь про троих детей еврейских,
огонь смертельный погасивших верой…

Ветхаго Завета вся приведох ти, душе, к подобию; подражай праведных боголюбивая деяния, избегни же паки лукавых грехов.

Все Ветхого Завета образцы
тебе, душа, привёл я для примера:
так подражай же праведных делам
и избегай грехов людей порочных.

Слава:

Безначальне Отче, Сыне Собезначальне, Утешителю Благий, Душе Правый, Слова Божия Родителю, Отца Безначальна Слове, Душе Живый и Зиждяй, Троице Единице, помилуй мя.

Отцу и Сыну и Святому Духу — слава.

О, безначальный наш Отец! О, Сын,
Ему собезначальный! Правды Дух,
Утешитель благой! — Родитель Слова
и Слово Отчее и Жизни Дух! —
Единица Троих, помилуй нас!

И ныне:

Яко от оброщения червленицы, Пречистая, умная багряница Еммануилева внутрь во чреве Твоем плоть исткася. Темже Богородицу воистинну Тя почитаем.

И ныне, и всегда, и на века. Аминь.

Как из густого пýрпурного сока,
Пречистая, внутри Твоей утробы,
разумная порфира соткалась —
плоть Бога Слова. Оттого Тебя мы
по праву Богородицею чтим.

ПЕСНЬ 9

Ирмос:

Безсеменнаго зачатия Рождество несказанное, Матере безмужныя нетленен Плод, Божие бо Рождение обновляет естества. Темже Тя вси роди, яко Богоневестную Матерь, православно величаем.

ПЕСНЬ ДЕВЯТАЯ

Ирмос:

Рождение с бессеменным зачатьем
без поврежденья Матери безмужной —
необъяснимо, потому что Бог,
рождаясь в міре, обновляет мір;
вот почему Тебя — Богоневесту
и Богоматерь вместе — мы всегда,
правдиво прославляя, величаем.

Христос искушашеся, диавол искушаше, показуя камение, да хлеби будут, на гору возведе видети вся царствия мира во мгновении; убойся, о душе, ловления, трезвися, молися на всякий час Богу.

Христос был искушаем сатаной:
„Смотри: вот камни — сделай их хлебами!
А вот — все царства міра: хочешь их?..“
Страшись, душа, соблазна и трезвись,
творя молитву Богу непрестанно.

Горлица пустыннолюбная, глас вопиющаго возгласи, Христов светильник, проповедуяй покаяние, Ирод беззаконнова со Иродиадою. Зри, душе моя, да не увязнеши в беззаконныя сети,
но облобызай покаяние.

Пустынный голубь и Христов Светильник —
Предтеча Господа, — возвысив голос,
покаяться сердечно призывал;
а Ирод в этот час с Иродиадой
преступно беззаконие творил.
Смотри, душа моя, не попадайся
и ты в силки и сети беззаконных,
но возлюби всем сердцем покаянье.

В пустыню вселися благодати Предтеча, и Иудея вся и Самария, слышавше, течаху и исповедаху грехи своя, крещающеся усердно: ихже ты не подражала еси, душе.

В пустыне жил Предтеча Благодати,
куда к нему стекались все народы
и, каясь во грехах своих, крестились —
но ты, душа, не подражала им.

Брак убо честный и ложе нескверно, обоя бо Христос прежде благослови, плотию ядый и в Кане же на браце воду в вино совершая, и показуя первое чудо, да ты изменишися, о душе.

Законный брак и ложа непорочность
Христос в начале нам благословил,
вкушая яства в Кане Галилейской, —
там воду Он в вино преобразил,
являя чудо первое Своё,
чтобы и ты, душа, преобразилась.

Разслабленнаго стягну Христос, одр вземша, и юношу умерша воздвиже, вдовиче рождение, и сотнича отрока, и самаряныне явися, в дусе службу тебе, душе, предживописа.

Расслабленного укрепил Христос
и сына воскресил вдовы убогой,
и сотника слугу от смерти спас,
и самарянке благостно открылся —
тебе, душа, духовное служенье
предначертав.

Кровоточивую исцели прикосновением края ризна Господь, прокаженныя очисти, слепыя и хромыя просветив, исправи,
глухия же, и немыя, и ничащия низу исцели словом: да ты спасешися, окаянная душе.

Касаньем края ризы наш Господь
прервал кровотеченье у болящей,
очистил от проказы прокажённых,
хромых исправил, просветил незрячих,
глухих, немых, согбенных, одержимых
Он словом исцелил, чтоб вместе с ними
и ты, душа несчастная, спаслась.

Слава:

Отца прославим, Сына превознесем, Божественному Духу верно поклонимся, Троице Нераздельней, Единице по существу, яко Свету и Светом, и Животу и Животом, Животворящему и Просвещающему концы.

Отцу и Сыну и Святому Духу — слава.

Отца прославим, Сына вознесём,
Святому Духу с верой поклонимся —
неразделимой Троице, единой
по существу — как Трём Светам и Свету,
как Жизням Трём и Жизни, что весь мір
животворит и просвещает вечно!

И ныне:

Град Твой сохраняй, Богородительнице Пречистая, в Тебе бо сей верно царствуяй, в Тебе и утверждается, и Тобою побеждаяй, побеждает всякое искушение, и пленяет ратники, и проходит послушание.

И ныне, и всегда, и на века. Аминь.

Храни Твой град, святая Богоматерь:*
в Тебе он с верой царствует, Тобой
он укрепляется, Твоей победой
все беды и напасти отражает —
и неприятелей разоружает,
и подданными мудро правит он.


* вариант: Храни удел Твой, Дева-Богоматерь:
Преподобне отче Андрее, моли Бога о нас.

Андрее честный и отче треблаженнейший, пастырю Критский, не престай моляся о воспевающих тя, да избавимся вси гнева, и скорби, и тления, и прегрешений безмерных, чтущии твою память верно.

Святой отец Андрей, моли Христа о нас.

Святой Андрей, отец наш преблаженный
и пастырь критский — не переставай
молиться обо всех, тебя поющих
и верно чтущих память о тебе:
да сохранит всех нас Господь от гнева,
от скорби, от болезней и грехов!

27 февраля–5 марта 2009 г.
Санктпетербург.

Преп. Андрей Критский. Миниатюра из греко-грузинской рукописи XV в. (РНБ. O. I. 58. Л. 120 об.)
Примечания:

1 Одним из лучших русскоязычных трудов, пожалуй, можно назвать книгу М. Л. Гаспарова «Очерк истории европейского стиха» (Москва: Наука, 1989).

2 См. указ. соч., с. 97–98.

3 Перевод прот. В. Головатенко.

4 Этот припев традиционно поётся перед каждым тропарём всех песней канона, кроме тропарей заключительных, обычно предваряемых припевами «Слава:», «И ныне:», а также некоторыми другими (см. ниже).

5 В греческом тексте ἡ ἀκτησία — ‘нестяжательность’, ‘бедность’. В древних славянских изданиях — ‘убожество’, ‘бедность’, ‘нищета’.

6 В греческом тексте ἡ Μονάς — ‘Единица’; тж. ‘монада’, ‘простая сущность’ (филос.).

7 „И восхождаше человек от дне до дне из града своего Армафема покланятися и жрети Господу Богу Саваофу в Силом. И тамо бе Илий и два сына его Офни и Финеес, жерцы Господни“ (1 Царств 1: 3).

к началу раздела

Feedback