Святая Четыредесятница
Logo  

© 2008—2017 «Nativitas.RU»

12plus

Патриархия.RU

Санкт-Петербургский церковный вестник

Радио Санкт-Петербургской митрополии «Град петров»

DoxoLogia—СлавоСловиЕ

Лига ВРЕМЯ

Храм Рождества Пресвятой Богородицы(при Санктпетербургской государственной консерватории
имени Николая Андреевича Римского-Корсакова)

прот. Виталий Головатенко

Святой город Петра
или Город святого Петра?

(размышления об орфографии имени невской столицы)

Забвение корня в сознании народном отнимает у образовавшихся от него слов их естественную основу, лишает их почвы, а без этого память уже бессильна удержать всё обилие словозначений; вместе с тем связь отдельных представлений, державшаяся на родстве корней, становится недоступной.

А. Н. Афанасьев. Поэтические воззрения славян на природу

Трудно найти что-нибудь неопределённее русского правописания.

Отечественные записки: Журнал литературный, политический и учёный. СПб., 1839. Т. 5, № 9. С. 155

На деле, более всего в доказательствах нуждаются две категории: «вполне очевидное» и «само собой разумеющееся».

Ещё до чередного переименования нашего города в сентябре 1991 г. я неоднократно обращал внимание на то, что в печатных изданиях XVIII – начала XX вв. имя столицы Российской империи и его производные чаще пишутся слитно, без дефиса: „Санктпетербургъ“, „санктпетербургскій“ (а в аббревиации — „Спб“, „СПБ“, но не „СПб“). В частности, на титульных листах изданий Императорской Академии Наук (включая одно из наиболее авторитетных — «Известия Отделения русского языка и словесности») слитное написание „Санктпербургъ“ неизменно, вплоть до переименования столицы в „Петроградъ“:

Российская грамматика, сочинённая Императорской российской академией наук. Спб, 1819 А. Х. Востоков Словарь церковнославянского и русского языка. Спб, 1847 Я. К. Грот. Русское правописание. Спб., 1894

Известия Императорской академии наук по Отделению руского языка и словесности. Спб., 1863 Известия Отделения русского языка и словесности Императорской академии наук. Спб., 1901 Известия Отделения русского языка и словесности Императорской академии наук. Спб., 1908

В одном из лучших отечественных орфографических словарей, составленном П. А. Ромашкевичем и выдержавшем семь изданий с 1881 по 1915 гг., в качестве основного и нормативного также предлагается слитное написание — „Санктпетербургъ“, а затем в скобках приводятся также «дефисные» варианты, сложившиеся к началу XX в. (6‑е изд.1, с. 216):

Ромашкевич П. А. Полный русский орфографический словарь. Изд. 6‑е. СПб., [1907]. С. 216

Но какой же графический вариант имени Города на Неве следует признать более грамотным и осмысленным, а значит — верным: „Санктпетербург“ или „Санкт‑Петербург“?

В поисках аргументов обратимся к фактам.

* * *
Портрет Петра І в одежде матроса во время его пребывания в голландском Саардаме. С гравюры Маркуса. 1699 г.

Все флаги в гости будут к нам…

А. Пушкин. Медный всадник



Прежде всего, пожалуй, следует привести варианты именований Города на Неве, принадлежащие его отцу-основателю — Государю Петру Алексеевичу Романову2. Вот, по-видимому, первая запись об основании новой крепости на Заячьем острове из походного журнала Петра І за май 1703 г.:

Листы 19 об–20 из походного журнала Петра І за май 1703 г.

Между тѣмъ временем господинъ капитан бомбардирскои изволилъ осматривать близ к᾽морю удобного мѣста для здания новой ѳартеціи і потом || в᾽скоромъ времениі із᾽волилъ отыскать единои островъ зѣло удобнои положениемъ мѣста. накотором в᾽скоромъ временіи а имянно маия въ 16 [день]. в᾽неделю пятдесятницы ѳартецыю заложили і нарекли имя оноя Санктъпитербурхъ.3

Фрагмент служебной копии письма Петра І от 1 июля 1703 г. главе Приказа морского флота Ф. М. Апраксину о подготовке кораблей к отплытию в Азов.

А вот и первое официальное упоминание имени нового российского города — „Санктъпетербурхъ“ — в служебной копии письма Петра от 1 июля 1703 г. главе Приказа морского флота Ф. М. Апраксину о подготовке кораблей к отплытию в Азов.

Вот ещё варианты из писем Петра: „Санктъпетерсъбуркъ“, „Санктъпетербуркъ“ (1703–1704 гг.), „Санктъпитербурхъ“ (1703, 1714 гг.), „Санктпитербурхъ“ (1703–1705, 1710 гг.), „Санктпетербургъ“ (1704 г.), „Сантпитербурхъ“, „Санпитербурхъ“ (1703, 1704 гг.), „Сантъпитербурхъ“ (1705 г.), „Питербурхъ“ (1704–1706, 1712, 1724 гг.), „Питербургъ“ (1705 г.), „Санктпетерзбуркъ“ (1710 г.)4.

Газета «Ведомости» от 4 октября 1703 г., Москва. Лист 4 об.

Первое печатное упоминание о новой российской крепости находим на обороте 4-го листа газеты «Ведомости» от 4 октября 1703 г.

Итак, европейский — по замыслу Петра — город был именован соответственно, по-европейски: первоначальное название крепости на Заячьем острове „Санктъпитербурхъ“ (‘крепость Святого Петра’) было русской имитацией то ли немецкого „Sanktpetersburg“, то ли нидерландского „Sint Piters Burg“5.

В рукописных и печатных источниках первой четверти XVIII в. наименование города‑крепости воспроизводится в десятках вариантов. При этом варьируются все три морфемы топонима: „Санкт“, „Сант“, „Сан“, „Син“, „Ст.“; „Питер“, „Питерс“, „Пітер“, „Пітерс“, „Пїтер“, „Петер“, „Петерс“, „Петерз“, „П.“; „Бурх“, „Бург“, „Бурк“… Разнообразие это весьма увеличивается также за счёт написаний имени в одно, два и в три слова.

Такое чрезвычайное обилие разночтений объясняется не только неустойчивыми грамматическими нормами русского языка того времени. Здесь нельзя не учитывать и фактор длительного пребывания Петра в Европе (около 15 месяцев «Великого посольства» 1697–1698 гг.), и влияние иноязычного окружения царя-реформатора, и даже шире — роль значительного числа приглашённых на службу иноземцев, говоривших на немецком, нидерландском, английском, шведском и других языках. Так неудивительно, что имя нового многонационального города «всяк флаг» писал на свой лад (см. тж. примеч. 5).

«Ведомости» начала марта 1713 г. Л. 1 (фрагмент)

В 1713 г. Град святого апостола Петра был объявлен столицей Российской империи, в связи с чем издательская редакция главного государственного периодического издания — «Ведомостей» — из Москвы перебралась на берега Невы. И первый мартовский (1713 г.) выпуск газеты вышел с новым колонтитулом „Санктъпітербурхъ“.

«Ведомости» от 29 июля 1713 г. (фрагменты)

Интересно отметить, что официальный вариант написания имени новой столицы ни в петровское, ни в последующее время так и не был узаконен специальным указом. И в приневской государственной типографии его поначалу также набирали с разночтениями. Однако с 29 июля 1724 г. и далее «Ведомости» печатают инвариантное наименование „Санктъпетербургъ“ (а с 11 сентября 1725 г. также „Санктпетербургъ“).

Таким образом, можно считать, что именно с этой даты — 29 июля 1724 г. — Город на Неве на 190 лет получил своё официальное наименование — „Санктпетербургъ“ (без дефиса!) — вплоть до 18/31 августа 1914 г., когда был переименован в „Петроградъ“. На протяжении всего XVIII века это подтверждается многочисленными официальными документами, а также государственными и частными печатными изданиями:

Патент Екатерины І от 30 марта 1726 г. Фрагменты (РГАДА) Патент Екатерины II от 16 октября 1785 г. Фрагменты (РГАДА)

М. В. Ломоносов. Слово похвальное Петру Великому... Спб., 1754 А. Н. Радищев. Путешествие из Петербурга в Москву. Спб.: [Частная типография автора], 1790
* * *
Неизвестный художник. Валет пик (Барклай-де-Толли). Германия, Лейпциг. 1814–1815 гг.

Чтоб не забыть. Здесь нынче тон каков?
На съездах, на больших, по праздникам приходским
Господствует ещё смешенье языков
Французского с нижегородским?

А. С. Грибоедов. Горе от ума



Знатоки истории орфографии могут мне возразить: но ведь в начале XVIII в. знак дефиса практически отсутствовал в русском письме, да и его двойник — знак переноса — ещё только вступал в свои права… Всё так. И на этом разумном основании разговор о дефисе я отложу до своего времени. Замечу лишь, что дискуссии авторов первых отечественных «Грамматик» о функциях этого „съединителнаго“–„роздѣлителнаго“ знака в современном языкознании всё ещё продолжаются.

Век девятнадцатый, железный принёс новые варианты написания имени российской столицы. Прежде всего появилась аббревиационная форма „С. Петербургъ“6. При этом, однако, главным и официальным нормативом всегда оставался прежний — „Санктпетербургъ“. По-видимому, в печатном деле решение этого вопроса зависело от вкуса редактора, а также от традиций и норм набора той или иной частной типографии. Так, к примеру, популярный журнал «Отечественные записки», переходя от издателя к издателю, печатался в разных типографиях. Соответственно, имя северной столицы на титульных листах выпусков журнала разных лет выглядит по-разному: то „Санктпетербургъ“, то „С. Петербургъ“:

Отечественные записки. Спб., 1824 Отечественные записки. СПб., 1839 Отечественные записки. Спб., 1873

Вместе с тем типографии государственные по большей части от аббревиаций воздерживались, воспроизводя полное (нормативное) именование:

Санктпетербургские ведомости. Спб., 1838 А. С. Пушкин. Сочинения. Т. 1. Спб., 1838 Библия. Спб., 1913

Дефис в напечатании имени невской столицы изредка встречается уже в конце XVIII– начале XIX в., при этом именную часть ойконима поначалу набирают со строчной буквы: „Санктъ‑петербургъ“7.

Карта Санкт-петербургской губернии, онаго ж уезда... Спб., 1792. Фрагмент (РГБ) „Планъ Столичнаго города Санктъ–петербурга“. Акварель. 1808 г.

В широкую моду «дефисные» варианты входят ближе к концу железного века, но только в сокращениях: „С.‑Петербургъ“ (самое популярное), „St.‑Petersbourg“, „С.‑ПБ.“ и т. д. А первые случаи печати полного имени города с дефисом — „Санктъ‑Петербургъ“ — относятся лишь к самому концу XIX– началу XX в.8 И вероятность того, что этот общеупотребительный ныне графический вариант имени города по сути дела является всего лишь позднейшим раскрытием «дефисной» аббревиации „С.‑Петербургъ“, на мой взгляд, весьма велика.

Точное время появления дефиса в русском письме (не смешивать с письмом французским в России, а также с идентичным по начертанию знаком переноса!) определить трудно: скорее всего, речь может идти о конце XVII– начале XVIII в. Само слово „дефис“ в качестве типографского термина в русском языке появилось лишь в середине XIX в., образовавшись из немецкого das Divis. Последнее, в свою очередь, восходит к латинским divise (‘отдельно’, ‘раздельно’) или divisio (‘разделение’, ‘деление’).

Несмотря на немецкое происхождение термина, сам знак был заимствован нами верней всего из французского лексического обихода, так как в традиционной немецкой орфографии (Alte Rechtschreibung; traditionelle deutsche Rechtschreibung) используется только так называемый «висячий» дефис (например, Audio‑ und Videotechnik), а сложные слова образуются традиционным «бездефисным» соединением морфем9: das Wasserkraftelektrizitätswerk, Neunhundersiebenundfünfzig, Großhartmannsdorf, Johanngeorgenstadt, Sanktpetersburg…

А вот в особенно популярном в России языке французском знак дефиса появился ещё в середине XVI в. (в типографике). Но в теперешнем своём виде и функции он, под именем „trait d’union“, вошёл в употребление только два века спустя, когда его стали использовать в самых разнообразных словесных оборотах и конструкциях (vis‑à‑vis, rendez‑vous, dis‑moi, dis‑le‑moi, donne‑t‑il, les grands‑pères et les grands‑mères), в том числе и в образовании сложных (полиморфемных) имён собственных: la place Jean‑Paul‑Sartre‑et‑Simone‑de‑Beauvoir, Saint‑Pétersbourg (St.‑Pétersbourg)…

В русском же грамматическом обиходе — чтобы на письме эти имена выглядели единым словом — знак дефиса между морфемами было принято ставить уже в начале XIX в. (в том числе, в транслитерациях иноязычных имён собственных)10.

Немецкий язык
Традиционное
нормативное написание
(старое)
Аббревиация Русская транслитерация
Sanktanton am Arlberg St. Anton am Arlberg Санкт-Антон-ам-Арльберг
Sanktgallen St. Gallen Санкт-Галлен
Sanktmoritz St. Moritz Санкт-Мориц
Sanktpaul im Lavanttal St. Paul im Lavanttal Санкт-Пауль-им-Лавантталь
Sanktpeter St. Peter Санкт-Петер
Французский язык
Традиционное
нормативное написание
Аббревиация Русская транслитерация
Saint-Germain,
Saint-Germain-en-Laye
St.-Germain, St-Germain Сен-Жермен-ан-Ле
Saint-Germain-des-Prés St.-Germain-des-Prés Сен-Жермен-де-Пре
Saint-Martin,
Saint-Martin-de-Belleville
St.-Martin, St-Martin Сен-Мартен-де-Бельвиль
Saint-Pierre,
Saint-Pierre-et-Miquelon
St.-Pierre, St-Pierre Сен-Пьер-э-Микелон
Saint-Paul,
Saint-Paul-la-Réunion
St.-Paul, St-Paul Сен-Поль-ла-Реюньон

Итак, в русском написании немецких топонимов, начинающихся с префикса „Sankt‑“, следующее имя собственное мы отделяем дефисом (Sanktpeter = Санкт‑Петер, Sanktgallen = Санкт‑Галлен и т. п.). Но в такого рода двухморфемных топонимах опускается третья составляющая — подразумеваемый топик (концепт) сложного слова: „Burg“, „Dorf“, „Feld“, „Land“, „Stadt“, etc. В то же время топонимы, заканчивающиеся на ‑burg, и в немецком написании, и в русских транслитерациях традиционно пишутся слитно: Hofburg (Хофбург), Salzburg (Зальцбург), Freiburg (Фрайбург), Neubrandenburg (Нойбранденбург).

В последнем трёхсоставном имени „Neubrandenburg“ прилагательное neu грамматически связано не со следующей лексемой (branden), а с последней (Burg). Следовательно, даже если кому-то и придёт в голову отделить Neu дефисом — „Neu‑Brandenburg“, — то смысл топонима останется прежним: ‘новый Бранденбург’. А вот аналогичное действие с названием „Sanktpetersburg“ изменяет его смысл радикально, нарушая грамматическую связь двух первых морфем — „Sanktpeters“, (‘святого Петра’) и образовывая новую — „Petersburg“ (‘город Петра’ или „Петроград“). В результате рождается новый топоним „Санкт‑Петербург“ („Sankt Petersburg“) с новым смыслом — ‘святой город Петра’, ‘святой Петроград’.

Стало быть, во избежание подобных недоразумений, немецкое трёхморфемное слово „Sanktpetersburg“ по-русски следует писать слитно:

Sanktpetersburg (XVIII–XIX вв.),
тж. SanktPetersburg и
Sankt Petersburg (XX–XXI вв.)
St. Petersburg Санктпетерсбург
(ср. цсл.)

Зато в транслитерации этого имени с французского, в котором оно является не родным, а заимствованным, без традиционного дефиса после слова saint („Сен“) обойтись будет трудно:

Saint-Pétersbourg (XVIII–XIX вв.),
тж. Saint Pétersbourg (XX–XXI вв.)
St-Pétersbourg,
St.-Pétersbourg
[Сен-Петерсбург]

Таким образом выходит, что теперешний общепринятый «дефисный» вариант „Санкт‑Петербург“ является не лексической нормой русского языка, а калькой французской формы „Saint‑Pétersbourg“, полупереведённой–полутранслитерированной с немецкого „Sanktpetersburg“… То есть, ныне узаконенное официальное написание имени русского (ну хорошо: российского) города есть не его первоначальное имя, а уже ТРИЖДЫ переведённое с двух иностранных языков!

Но зачем и ради чего употреблять своё же собственное слово не в его первоначальном, в течение двух веков устоявшемся написании, а в чужом, взятом «из третьих рук»?..

* * *
Святой Пётр. Исаакиевский собор. Скульптор И. П. Витали

В городе райского ключаря,
В городе мёртвого царя…

Анна Ахматова



Казалось бы — ну и что особенного?.. Мало ли в нашем языке чужих, давно ставших своими, обрусевших слов!

Да, конечно, великое множество.

Но дело вовсе не в этом. Нет живых и вместе с тем «стерильных», в плане заимствования, языков. Да и богатство всякого языка, на мой взгляд, как раз и умножается в том числе с помощью его искусства приспосабливать лучшее чужое для своего, родного.

И дело не в этом, а как раз в обратном: живя в России, я мыслю и говорю по-русски, но при этом постоянно вижу написание имени своего города не по-русски… Вижу своё, переделанное в чужое.

Понимая, что многие сочтут это мелочностью и снобизмом, перехожу к последнему аргументу.

Очень было бы мне интересно узнать результаты одного, как можно более массового, опроса всех слоёв нашего теперешнего населения. А спрашивать нужно следующее:

В честь кого назван Санкт-Петербург?

И почему-то кажется мне, что правильных ответов было бы совсем немного…

(Наперёд и в скобках скажу: я чужд всякого ложного мистицизма в вопросе именования — наречения имени. Но «тайную магию» слова, на мой взгляд, было бы опрометчиво просто сбросить со счетов. Не зря же говорится: „Как вы яхту назовёте, так она и поплывёт“. Вместе с тем я уверен, что мистика имени — как и всякая мистика вообще — не должна быть избыточной, мрачной и суеверной, парализующей мысль и волю. Наоборот, любая мистика только тогда является истинной и плодотворной, когда она ободряет, придаёт сил и крепости, вдохновляя своих адептов на всякое доброе дело.)

Но вернёмся к вопросу для опроса.

Вот как на него, к примеру, отвечает современный блогер11 (цитата):

В последнее время утвердилась трактовка названия города по имени Святого Петра — небесного покровителя новой державы, преемницы сгинувшей Римской империи. Отсюда и якоря, перекрещивающиеся в городском гербе на манер ключей с герба Ватикана, и многое другое. Конечно, царь основал город, да и назвал его в свою честь, своим именем. В единственной тогда российской газете "Ведомостях" было напечатано 4 октября 1703 г.: «…царь назвал крепость на свое государское имянование, прозванием Питербурхом»12.

Лихо «отстукано», не правда ли? И не без претензии на весомость высказывания: тут тебе и пафосные исторические параллели (автор умеет не только писать, но и читать — Лотмана, например), и цитата из первоисточника, переиначенная для подтверждения своего «откровения» под баночку пивка…13 Короче, образованный или (как теперь принято хвалить) продвинутый блогер попался. «Зачот»!

Вот вам и пример того, кáк в нетрезвом сознании работает «тайная магия» наспех выбранного, неудачного варианта имени города. Вот тáк она и плывёт!..

Однако давайте ещё раз внимательно прочтём привычное имя.

Именуя новую крепость (и будущий город) „Санктпитербурхом“, Пётр Первый перевёл по-русски его европейское название „Sanktpetersburg“ (с немецкого) или „Sint Piters Burch“ (с голландского). И подразумевал он при этом только одно: ‘святого Петра крепость’: „…и тоé крѣпость на свое государское имянованіе, прозваніемъ Питербургомъ, обновити указалъ“. Это значит: и ту крепость он повелел обновить названием „Питербург“ в соответствии со своим царским именем — именем святого первоверховного апостола Петра, которым был назван в крещении14. И двести одиннадцать лет Город на Неве носил это святое имя апостола — „Санктпетербургъ“, а по‑церковнославянски 15.

Дефис же или пробел между морфемами „Санкт“ и „Петербург“ (или между „Sankt“ и „Petersburg“, как теперь всё чаще пишут по-немецки; равно как и в аббревиациях „С. Петербург“, „С.‑Петербург“ и т. п.) — разрывают лексико-семантическую связь составного имени „Sanktpeters“ (‘святого Петра’). И этот разрыв вызывает одинаково неверное прочтение имени города. Можно даже сказать — кощунственное, так как оно лишает святости апостола Петра. Вместо „Санктпетербург“ (или „Sanktpetersburg“) — ‘Cвятого Петра Град’ — сегодня город называется „Санкт‑Петербург“, в пословно-буквальном переводе — ‘святой город Петра’, «Святой Петроград» или «Свято‑Петроград»16.

И возникают вопросы: город какого Петра?, и почему город именуется святым?..

Человек, не знающий истории названия «святого города Петра», скорее всего, вспомнит хрестоматийное Люблю тебя, Петра творенье!.. или Красуйся, град Петров, и стой/ Неколебимо, как Россия!.. и решит: «Ну ясно, какого! — Петра Первого. Это же он здесь в Европу прорубил окно

И заметьте: грамматически, в соответствии с написанием „Санкт‑Петербург“ с его смыслом «святой град Петров», такой ответ кажется вполне убедительным. Да и первое (в пылу антигерманской патриотической риторики 1914 г.) поспешное переименование города в „Петроград“ с удалением слога „Санкт–“ (‘святой’) даёт серьёзные основания подозревать, что такой реноминацией имя апостола было негласно подменено именем императора (гм… германофила и западника, между прочим… ну, да ладно!)17.

А если ещё вспомнить, что немецкое „die Burg“ означает прежде всего не ‘город’, а ‘крепость’ или ‘укреплённый замок’, то получится и вовсе ерунда: Санкт‑Петербург = ‘святая Петрокрепость’ или ‘святая крепость Петра18.

Уж если так необходим этот дефис в имени города, то логичнее было бы его поставить между второй и третьей словоформами: „Санктпетер–бург“. Коряво-нескладно выглядит? — Да. Но зато, по крайней мере, отражает изначальное намерение царя Петра Алексеевича посвятить заложенные им крепость и город своему небесному покровителю — святому апостолу Петру: „Святаго Петра крѣпость“ — „Святаго Петра градъ19.

Увы, наперекор, а вовсе не в соответствии с благим намерением Петра Великого, 6 сентября 1991 г. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР (да-да, Совета всё ещё советской России!) приневский Град святого Петра был в очередной раз (третий за триста лет) переименован. И хотя, казалось бы, заботились „о возвращении городу его первоначального имени“ — ну хотели, чтоб «как лучше», — в нашей вечной суете и спешке получилось, «как всегда»: государственным указом (!) отняли святость у первоверховного апостола Петра — небесного покровителя города — и отдали названному в его честь многонаселённому пункту… И не заметили, как этим «возвращением» перевернули с ног на голову многовековую иерархию христианских ценностей.

Вот и живём мы теперь в «Cвятом Петербурге» — городе мёртвого царя, по вещему слову Ахматовой, произнесённому ещё в 1916 году.

С новым градом!

PS. Что там у нас на очереди? — „Газпромград“?..

13–23 января 2010 г.
Санктпетербург

Примечания:

1 Полный русскій орѳографическій словарь: Настольная книга для всякаго пишущаго по русски / Составилъ по академику Я. К. Гроту, Ф. Рейфу, В. И. Далю, А. П. Макарову, А. Н. Чудинову, Александрову и др. П. А. Ромашкевичъ; исправилъ и дополнилъ А. А. Быковъ. Изд. 6‑е. СПб., [1907]. 260 с.

2 В статье не рассматриваются полуфициальные и неофициальные варианты петровских ойконимов „Петрополь“ („S. Petropolis“), „Питерпол(ь)“ и „Парадизъ“, а также позднейшие поэтические наименования „Градъ петровъ“ (В. К. Тредиаковский, А. Д. Кантемир, М. В. Ломоносов) и „Петроградъ“ (Г. Р. Державин, Д. И. Хвостов, К. Н. Батюшков, К. Ф. Рылеев, А. С. Пушкин, Е. А. Баратынский).

3 Ср.: „…гдѣ въ 16 день Маія (въ недѣлю пятидесятницы) крѣпость заложена и именована Санктпетерсбургъ…“ — См. Журнал или Поденная записка, блаженныя и вечнодостойныя памяти Государя Императора Петра Великого с 1698 года, даже до заключения Нейштатского мира. Спб., 1770. Ч. 1. С. 76 (цит. по: Неделя // Словарь русского языка XVIII века. Л.: Наука, 1984—... Вып. 14. С. 161).
У современных исследователей нет единого мнения ни о дате основания крепости (и соответственно города), ни о присутствии 16 мая 1703 г. в дельте Невы самого Петра (как в статусе Государя, так и в лице „бомбардирского капитана Петра Михайлова“).

4 См. тж. Приложение «Варианты наименований новой крепости и города в письмах и бумагах Петра І 1703–1705 гг.».

5 Немецкое Sankt и нидерландское Sint этимологически восходят к латинскому прилагательному sanctus (‘святой’).
Форма имени собственного Peter (‘Пётр’) является общей для обоих языков, кроме которой в немецком есть латинский вариант Petrus, а в нидерландском — Pieter, Piter, Pier, Piet, Peer и др.
Слово burg со значениями ‘крепость’, ‘укреплённый зaмок’, ‘цитадель’, ‘укреплённый город’ (и проч.) также есть в обоих языках. Варианты немецкого die Burg: Burc (древне-верхненемецкий), Burk (восточно-швабский). Нидерландские формы — burg, burgh, burcht, burch.
„Петр I назвал основанный им город в 1703 г. – Санкт‑Питербурх, официально Санкт‑Питерсбург. Первое соответствует голл. Pieterburg, а второе – нем. Petersburg“. — См. Фасмер, Макс. Этимологический словарь русского языка. М.: «Прогресс», 1987. Т. ІІ. С. 252.

6 Изредка имя столицы сокращали и в предыдущем веке: в форме „Петербургъ“ (например, у А. Н. Радищева), а также в производном прилагательном „С. Петербургскій“ (Академическія известія. Генварь 1781. При С. Петербургской Императорской Академіи наукъ). Но тогда аббревиации вообще были ещё мало распространены.

7 Ср. тж.: „КАРТА САНКТ‑ПЕТЕРБУРГСКОЙ ГУБЕРНЇИ ОНАГОЖЪ УѢЗДА… ИМѢЕТЪ ЦЕНТРОМЪ ГОРОДЪ САНКТ‑ПЕТЕРБУРГЪ… САНКТПЕТЕРБУРГЪ, 1792 ГОДУ, МАРТА 1 Д[ня]“ (РГБ). Имя города на карте напечатано через знак дефиса в его старом начертании — „Санкт=петербургъ“.

8 В рукописных источниках «дефисный» вариант написания впервые появляется уже с года основания города (см. Приложение «Варианты наименований новой крепости и города в письмах и бумагах Петра І 1703–1705 гг.»). Известны также случаи печатного воспроизведения полного названия столицы с пробелом: „Планъ-панорама города Санктъ  Петербурга“. Спб.: Изд. общ-ва Картогр. Заведенія А. Ильина, 1913.

9 По нормам Нового правописания (Neuerungen der deutschen Rechtschreibreform von 1996) наряду с «висячим» в немецкую орфографию введён в употребление также дефис обычный.

10 См., напр., Греч Н. Практическая русская грамматика. Спб., 1827. С. 550 и слл.

11 Блóгер (тж. блóггер) — автор веб-сайта, именуемого блóгом (англ. стяж. blog от „web log“). Так называется электронный сетевой дневник (или журнал — англ. journal, log) для регулярных заметок на заявленные его автором (или группой авторов) темы.

12 См. http://www.spbd.ru/adspbspb.htm, тж. http://blogs.privet.ru/community/gernov51/43551850#comments

13 Про пивко я не съязвил: опус пропечатан на сайте с концептуальным титулом «Петербургский Дринкер о Петербурге».

14 «Ведомости» от 4 октября 1703 г., л. 4 об. (см. выше). Первый храм нового города был заложен на территории крепости в день Ангела (небесного покровителя) Петра І — 29 июня 1703 г. и освящён, соответственно, в честь святых первоверховных апостолов Петра и Павла.
Из письма главы Посольского приказа генерал-адмирала Ф. А. Головина от 16 июля 1703 г.: „Сей город новостроющийся назван в самый Петров день (29 июня; выделено мной — В. Г.), — Петрополь, и уже оного едва не с половину cостроили“. — См. Голицын Н. В. К 200-летию основания Петербурга: Петербург или Петрополь? (Новое свидетельство об основании Петербурга). СПб., 1903. С. 8.
„ВЕЛИКИЙ ПЕТР восхотел создать Город, и наименовать его Своим Именем, ПЕТЕРБУРГ, то есть ПЕТРОГРАД: посвятив оной Святому, Славному и Первоверховному Апостолу Петру“. — См. [Катифоро А.] Житие Петра Великого, императора и самодержца Вcероссийского, Отца Отечества, собранное из разных книг во Франции и Голландии изданных, и напечатанное в Венеции, Медиолане и Неаполе на диалекте Италианском, а потом и на Греческом, с коего на Российский язык перевел статской советник Стефан Писарев. Спб., 1772. С. 175.
„Имя Санктпетербург что есть. — Имя «Санктпетербург» по силе грамматической значит имя пресложное, которое сложено из трех имен, или слов, тако: Санкт‑Петер‑Бург, то есть Град‑Святаго‑Петра, или просто значит: сей Град наименован во Имя Святаго Апостола Петра“ — См. Кратчайшее синопсическое описание, отчасти же топографическое изображение, показующее о построении преименитаго, новаго в свете, царствующаго града Санктпетербурга. Новосочинившееся краткое сие описание трудами Андрея Богданова, императорской Академии наук при Библиотеки помощника. В Санктпетербурге. 1751. С. 385.
Здесь также уместно напомнить старое русское название Финского залива — „залив cвятого Петра“.

15 Церковнославянский язык, традиционно бережно относящийся к чужестранным лексическим реалиям, точнее воспроизвёл иноязычную притяжательную форму имени св. ап. Петра (Peters ⁄ Piters ⁄ Pieters). Да и сам Пётр поначалу писал и „Санктъпетерсъбуркъ“, и „Санктпетерзбуркъ“ (см. выше). Эта посессивная частица „-с-“ сохраняется до сих пор в некоторых производных онимах, например, в фамилии-псевдониме польского композитора и исполнителя Ежи Петерсбурского (Jerzy Petersburski, в СССР — Юрий Яковлевич Петерсбурский, урождённый Jerzy Melodysta, 1895—1979), сочинителя таких ярких хитов XX века, как танго To ostatnia niedziela (в версии джаз-оркестра А. Цфасмана — «Утомлённое солнце»), Oh Donna Clara (Tango milonga) или вальс «Синий платочек».
Упрямая частица не сдаётся и в наши дни — см. статью «„С.-Петерсбург“ — на указателе в Твери написали название несуществующего города» на электронной странице интернет-издания Life.ru.

16 Вариант, предложенный А. И. Солженицыным во время кампании 1991 г. по «возвращению первоначального имени Ленинграду».

17 Об этом см. тж.:
Солженицын А. И. Красное колесо: Узел І. Август четырнадцатого. Гл. 75: „Спорили и о Петербурге-Петрограде, переименованном вчера. И тоже не говорили так, что это — квасной шовинизм, что смешно. А только: что святого потеряли, Санкт-, сменили апостола на императора и не заметили, уж тогда бы Свято-Петроград. А другие напоминали, что город-то был по-голландски назван Питербурхом, а “Петербург” нам немцы навязали, и в этом символ нашего вечного подчинения, и хорошо, что отбросили!“ (http://koleso.by.ru/1/1_75.htm).
Лотман Ю. М., Успенский Б. А. Отзвуки концепции «Москва — Третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) // Художественный язык средневековья. СПб, 2002. С. 240: „Само название «Санкт‑Петербург» таит в себе возможность двойного прочтения, поскольку эпитет «святой» может относиться как к Петру (апостолу или императору — об этом мы ещё скажем ниже), так и    к городу (разрядка авторская — В. Г.). Если немецкое название «Sankt Petersburg» грамматически передаёт притяжательность и соответственно переводится как «город святого Петра», то принятое в России название «Санкт‑Петербург» (с утратой посессивной частицы ‑s) затемняет это значение и может восприниматься как «святой город Петра»; уместно отметить, что русское название «Петербург», противостоящее немецкому «Petersburg», строится по славянской словообразовательной модели — при том, что оно составлено из иноязычных компонентов“.

18 Впрочем, ерунда эта в последнее время всерьёз пытается предъявлять свои права на существование: „Дата основания Петербурга — 16 мая 1703 г., т. к. в этот день была заложена Петропавловская крепость, получившая название «Санктпетерсбург» — святая крепость Петра (выделено мной — В. Г.)“. — См.: Бондаренко Е. Ю. История городов: Учебное пособие. Владивосток: ТИДОТ ДВГУ, 2002. С. 64.

19 Безусловно, наименование городов в честь венценосных особ в русской топонимике — не редкость. Однако в этих случаях ойконимы не содержат приставки „Санкт–“: Петергоф (ныне Петродворец), Петрозаводск, Елисаветград, Екатеринбург, Екатеринослав, Екатеринодар, etc.

© протоиерей Виталий Головатенко, 2010


Комментарии

Первые | Предыдущие | Комментарии с 11 по 16 из 16
Т. П. Абелева
Comment
Без темы
Комментарий №11, Wed 03 February 2010, 09:36:15

О. Виталий, спасибо за труд и огромное удовольствие, которое получаешь, изучая этот уникальный материал.
Статья серьёзная и очень нужная. Доказательства не вызывают возражений, а "ИСКУССТВОМ МЕДЛЕННОГО ЧТЕНИЯ" Вы владеете в совершенстве.
В наше ужасное время лжи и безнравственности, сериалов «Школа» и бесконечных насилий в СМИ, она (статья) — "луч света в темном царстве".
Жива ещё «Санктпетербургская культура» и оправдано (пускай банальное) понятие — "Санкт-Петербург — культурная столица России".
Как историк, краевед, экскурсовод благодарна за публикацию нового документального материала. Он просто необходим всем, кто профессионально занимается экскурсионной работой.
Мы работаем, в основном, в звуковом материале. Еще внимательнее будем следить за произношением названия "СанКТ"Петербург. Очень правильно заметил это в комментариях игумен Александр.
В своей работе я постоянно сталкиваюсь с разными названиями города. Естественно, рассказывая о подвиге Ленинграда в годы ВОВ, нелепо и безграмотно произносить сегодняшнее имя города. Разные периоды его жизни требуют точного названия.
Но к документам необходим другой подход.
Материал данной статьи позволяет оформить следующие решения:

1. "Начиная с 29 июля 1724 г. Город на Неве на 190 лет получил своё официальное наименование — "Санктперербургъ" (без дефиса!) — вплоть до 18/31августа 1914 г." (из статьи В. Г.).
Следовательно, оправданы такие написания имени города:
в 1703–1914 гг. — Санктпетербург,
в 1914–1924 гг. — Петроград,
в 1924–1991 гг. — Ленинград,
с 1991 г. и далее — Санкт-Петербург.

2. Настойчивее вводить в учебных заведениях новые научные материалы (и эту статью тоже), имеющие отношение к истории города.
Не развлекать, а побуждать к мыслительным процессам, учить самостоятельно думать и анализировать.
Это очень сложный процесс, но время требует в него активно включаться!

3. На уроках «Петербурговедения» (ну и словечко придумали наши чиновники!), используя этот научный материал, разъяснять суть "магии Санкт-Петербурга" (Н. А. Анциферов, «Душа Петербурга», агентство «Лира», 1990).

4. Издать данный материал отдельной брошюрой.

5. В ИУУ (Институте усовершенствования учителей) провести семинар для преподавателей краеведения и ознакомить их с материалом данной статьи.
прот. Виталий
Comment
RE:
Комментарий №12, Wed 03 February 2010, 13:30:45

Уважаемая Татьяна Павловна, спасибо, что откликнулись!
Как историк, я чрезвычайно признателен Вам, коллега, за высокую оценку моих усилий.
В любом исследовании важны факты в их подлинности. Именно поэтому я стремился разыскать и представить в статье не текстовые, а фотографические копии документов. Ведь историческая наука прежде всего есть наука напоминать прошлое в его достоверности. И в сущности, от историка требуется только одно: на основании фактов по возможности точно и обстоятельно ответить на вопрос "Как оно, собственно, было на самом деле?"
По мере сил и возможностей я постарался ответить на этот вопрос применительно к истории именования нашего города. И если мне это удалось хоть в какой-то мере, я рад. А дальнейшее зависит уже не от меня...
Юлия Федорова
Comment
Без темы
Комментарий №13, Mon 08 February 2010, 14:53:23

Умная, интересная, взвешенная, слегка ироничная по отношению к носителям массовых заблуждений статья.
Блестяще развиты посылы Лотмана-Успенского, убедительны приведенные документы и наблюдения в области сравнительного языкознания. Respect.
Порекомендовала бы опубликовать, исправив некоторые незначительные пунктуационные и орфогр. ошибки, широко обсуждать, и, быть может, массовое сознание жителей "города мертвого царя" с Вашей и Божьей помощью со временем станет сознанием жителей города святого Петра.
Спасибо за серьезную работу.
А. Н. Фёдоров
Comment
Без темы
Комментарий №14, Mon 08 February 2010, 21:09:46

Получил большое удовольствие при прочтении. Добротность представленного материала, многогранность рассмотрения вопроса, отсутствие бездоказательных утверждений - настоящая редкость в наше время.
Небольшой пробел - обсуждение современного сокращения города СПб. Указание на ранее принятые варианты сокращений не доказывает искажение смысла названия города в современном сокращении. Меня всегда смущала в старом варианте правописания написание имени апостола с маленькой буквы даже в составе сложного слова. В данном случае я бы ратовал за изменение правил написания. Логический смысловой акцент на первой части слова и "выпячивание" святости приводит к желанию не дать потеряться имени - это достаточно веский повод для принятия нового варианта написания.
Смысловая привязка названия города к имени его основателя - ярчайший пример народной этимологии. Тем, кто уверен в огромности свершений царя Петра и в лучшем случае когда-то слыхал об апостоле Петре, трудно объяснить, как это Царь не назвал город своим именем (не логично и не понятно).
Само слово Санктпетербург (как его не напиши) для русского языка довольно коряво и неудобно, как и многие другие нововведения автора. (На этом фоне калька Петроград заметно выигрывает). Как и многие деяния Петра наименование им города не безупречно.
Кроме того, смысловое содержание дефиса в французском и немецком языке не определяет его значение собственно в современном русском языке. Дефис не только разделяет, но и объединяет в единое целое разделяемое им слово (Дюма-отец, тёмно-красный). Поэтому мне представляется вполне возможным трактовать нынешнее написание города с благожелательных позиций.
прот. Виталий
Comment
RE:
Комментарий №15, Mon 08 February 2010, 23:11:55

Дорогие Юлия Евгеньевна и Александр Николаевич, большое спасибо за отзывы!
Пробелы (особенно небольшие) неизбежны в связи с постулатом "Везде соломки не подстелишь" :)
Аббревиатура "СПб" подразумевает поздние "пробельно-дефисные" графические варианты, в которых именная часть рассматриваемого урбанонима пишется с маюскулы (СПб = С. Петербург, С.-Петербург, Санкт-Петербург). Что же до написания имён собственных с минускулы в составе сложных слов, то и в транслитерациях с немецкого (Johanngeorgenstadt = Йохангеоргенштадт), и в отечественных наименованиях ("Петропавловская крепость", "Старосимоновская Херувимская", "Новоандреевский мост" и т. п.) такое написание лишь отражает нормы орфографии и, на мой взгляд, вовсе не является свидетельством умаления личности. Более того, в сложных онимах, начинающихся с морфемы "Sankt-", минускула имени собственного в традиционном немецком правописании, на мой взгляд, как раз подчёркивает главное — святость во Христе с одновременным умалением ("невыпячиванием") имени собственно человеческого (Sanktpeter, Sanktpaul).
Это "невыпячивание" особенно усилено в варианте с притяжательной формой имени апостола ("Sanktpetersburg"), в которой, кстати сказать, и по русской орфографии имена собственные пишутся со строчной буквы: "любимая никитина книга", "юлины детские рисунки", "петровы реформы", "колин брат Федя"...
А приведённые примеры с употреблением дефиса в качестве знака "съединительного" (Дюма-отец, тёмно-красный) уместны только для оправдания "двухдефисного" варианта написания имени города, в котором все его морфемы "объединяются разделяясь" — "Санкт-Петер-бург".
Надежда Миронова
Comment
«Вполне очевидное» и «само собой разумеющееся»
Комментарий №16, Thu 11 February 2010, 10:16:05

В том, что наш город носит имя Святого Петра, я никогда не сомневалась, для меня это и есть "само собой разумеющееся".
Но то, что дефис так может поменять смысл имени города, я не знала, и никогда не задумывалась на этот счет...
Спасибо за интересную и очень познавательную статью, отец Виталий!
Первые | Предыдущие | Комментарии с 11 по 16 из 16