ХРIСТОСЪ
ВОСКРЕСЕ
Logo  

© 2008—2017 «Nativitas.RU»

12plus

Патриархия.RU

Санкт-Петербургский церковный вестник

Радио Санкт-Петербургской митрополии «Град петров»

DoxoLogia—СлавоСловиЕ

Лига ВРЕМЯ

Храм Рождества Пресвятой Богородицы(при Санктпетербургской государственной консерватории
имени Николая Андреевича Римского-Корсакова)

Смесь

Раздел «Смесь» — это собрание интересного и важного. Книга, фильм, рисунок, фотоснимок, стихотворение, песня… То, что одажды войдя в сознание и память, уже никогда не сотрётся, не изгладится. Или, по меткому выражению владыки Антония Сурожского, то, что “бьёт прямо в сердце”.

И пусть этот раздел будет открыт малоизвестными пока стихами одной из лучших женщин Старой России, Натальи Васильевны Крандиевской–Толстой (21.01/2.02.1888 — 17.09.1963). Взяты они из подборки Андрея Чернова.

Наталья Крандиевская

ДУХОВ ДЕНЬ
И. А. Бунину
В старом парке, на опушке,
Где простор теснит сирень,
В троекуровской церквушке{-Возможно, церковь Николая Чудотворца в усадьбе Троекурово (Хорошево) под Москвой (на фотоснимке — современный вид храма).-}
Помню службу в Духов день{-День Святаго Духа — понедельник после Недели (Воскресенья) Пятидесятницы, праздника Святой Троицы.-}.

Синий ладан сердцу снится,
И от каждого плеча —
Запах праздничного ситца,
Крепкий запах кумача.

Дух сирени у распятья{-На Троицу храмы в России традиционно украшаются молодыми ветками берёзы, цветами и травами.-},
Жар весёлых огоньков,
Баб негнущиеся платья
Из заветных сундуков.

Впереди крахмальный китель,
Бакенбарды, седина, —
Троекурова властитель
Мелко крестит ордена.

Церковь Николая Чудотворца в ТроекуровеРядом юная хозяйка
Троекурова дворца
Машет ручкой в белой лайке
У надменного лица.

Позади шипят девчатки:
«Срам–то! Что и говорить!
Рази мыслимо в перчатке
Крестно знаменье творить?»

Поливают робким ядом
Валансьены{-Валансьен — кружево; от французского названия Valenciennes, города на севере Франции, издавна славившегося своими кружевами.-} от Дусэ{-Дусе, Жак (Jacques Doucet, 1853–1929) — французский кутюрье.-}.
Лицеист вздыхает рядом,
Отвести не может взгляда
С банта белого в косе.

А под куполом, над ними
В этот жаркий Духов день,
Реет «Иже Херувими»,
Веет белая сирень{-По-видимому, не случайно именно белая. Каноническим цветом для священных облачений в христианском богослужении с древнейших времён является белый.-}.

Старый попик чашу поднял,
Тянут матери ребят,
И пречистого Господня
Тела — первые вкусят.

Храм пустеет понемножку,
И расходится народ.
Бабы, сняв полусапожки,
Переходят речку вброд.

Старый мост скрипит под тройкой,
Брёвна ходят ходуном.
Дёрнул вожжи кучер бойкий
И понёсся напролом, —

И ныряет, и взлетает
По просёлочной пыли…
В небе жаворонок тает,
Тает облачко вдали.

Бубенец Валдаем бредит,
Пробираясь сквозь овсы.
Барин с думой об обеде
Чаще смотрит на часы.

А у церкви на опушке
Снова мир и тишина,
И сирень свои верхушки
Клонит, в сон погружена.

Отлетает праздник летний,
Как его ни сторожи,
Был ли Духов день, ответь мне?
Или снился он, скажи?
<1938–1940>
* * *
В. Васнецов. Сирин и Алконост